На главную
 
Лазарев Григорий

АНГЛИЯ-НА ДНЕ -II


'ИСТОРИЯ ОДНОГО НЕЛЕГАЛА'

 
ГЛАВА 7

Наблюдая за жизнью своего земляка, я давно заметил особенность его характера, которая придавала нашему общению весьма оптимистичный тон. Ни при каких обстоятельствах он не терял присутствия духа и не сетовал на жизнь, хотя и ему, безусловно, порой приходилось очень тяжко. Находясь столько лет в вынужденном изгнании и горьком одиночестве, он не утратил способности мыслить трезво, видеть цель, к которой идет и верить в победу. Я поясню, в чем заключалась главная проблема его пребывания в Англии. В Латвии существует два вида паспорта, один из которых не дает права считаться полноправным гражданином страны. Под эту категорию попадают лица, въехавшие на территорию Латвии во времена существования Советского Союза, как на постоянное место жительства. Эти люди после распада СССР оказались на полулегальном положении, лишенные многих гражданских прав. Борис, несмотря на то, что родился в Риге, имел именно такой паспорт. Как и десяткам тысяч ему подобных, он не смог получить нормальный паспорт по формальной причине - недостаточное владение латышским языком. Вполне логично, что в умах всех этих людей возникал закономерный вопрос: Если нас не считают гражданами этой республики и мы здесь никому не нужны, что нам делать? Как реагировать на притеснения, ущемление прав, интересов, запрет на работу? А престижно ли вообще иметь гражданство Латвии, Литвы или Эстонии? И коль уж речь идет о гражданстве, то насколько выгоднее и престижнее иметь паспорт, к примеру, британский, нежели Польши Литвы Латвии или Эстонии. Думаю, что многие с этим согласятся. Борис, как и многие молодые люди, уехал из страны, где родился и, проведя в Англии несколько лет, ждал амнистии, чтобы получить официальный статус. Немало людей позавидовало бы его колоссальному терпению в этом деле, его умению ждать, 'пока не пронесут труп врага', как гласит китайская поговорка.
Я не раз ловил себя на мысли, что по натуре этот человек напоминает мне моего родного дядю своей сдержанностью, умением изъясняться по существу, без ненужных разглагольствований и лирических отступлений. Скорее всего, эти качества были заложены в нем от рождения и укрепились под влиянием родителей. Борис часто вспоминал отца, умершего двадцать лет назад и похороненного на родине, в Южной Осетии, обычаи в доме деда, куда он приезжал на каникулы каждое лето. Мужское воспитание помогло ему выработать такие качества характера, как выдержка, деловая хватка, целеустремленность. Рядом с ним люди чувствовали себя такими же сильными и благородными, словно попадали под гипнотическое воздействие, которое тянулось еще долгое время после расставания. Я не был исключением. Находясь последний год рядом с ним, я видел собственными глазами, как менялись люди под влиянием общения с Борисом. Он умел вдохновить и повести за собой.
Я говорил ему: 'Бог любит тебя, ты под его защитой, он дает тебе силу, а ты делишься ей с другими'. Нет, я не льстил и не лицемерил, высказывая своё убеждение
Он был незаурядной личностью, хотя не обладал, конечно, никакими сверхвыдающимися способностями. История оставляет нам творения гениев, выдающихся музыкантов, художников, ученых, черты личности она стирает. Но душевная красота - это дар Бога человеку и люди не устают воспевать ее. Она остается в памяти, так же, как талантливо написанная книга или картина, и так же меняет и спасает мир. Гений может быть низвергнут до нравственного ничтожества и наоборот простой смертный, обладающий душевной красотой и человеколюбием бывает воспет и возвеличен народом. Таких примеров история знает немало. Мне очень приятно было узнать от других, что именно Борис совершает добрые дела по потребности души. Он один встречал детей из Беслана, организовывал им поездки за город, посещения музеев, аквариума, колеса обозрения. Скорее всего, дети забудут его имя, но свои впечатления и благодарность этому человеку они сохранят на долгие годы и, став взрослыми, возможно, тоже согреют чьи-то души. Борис помогал всем приезжающим из наших краев, без всякой корысти и выгоды для себя, хотя вовсе не был здесь богачом. Он был одним из организаторов митинга осетин у здания посольства Грузии в Лондоне, который привлек внимание английской общественности к проблеме осетино-грузинского конфликта.
Борис входил в когорту людей, не умеющих оставаться равнодушными к чужим проблемам, годы одиночества не озлобили его сердца.
В Латвии у него остались мать, и брат с сестрой, с ними он не виделся девять лет. Статус эмигранта не позволял ему покинуть территорию Великобритании. Такой шаг мог привести к нежелательным последствиям; потере статуса эмигранта и окончательный отказ в получении гражданства. В британской столице, где царила абсолютная анархия в отношениях полов, Борис вынашивал идею создания чисто осетинской семьи. Не соблазнившись, устояв перед натиском свободы в смысле вседозволенности, присущей жителям столичного города, он страстно хотел поехать в Осетию, которую считал своей родиной, и жениться там на осетинке.
Свое будущее семейное счастье он связывал с девушкой исключительно осетинской национальности. Как бы громко не звучала эта фраза, вызвана она была патриотическими чувствами. На фоне ослабления национальных признаков из-за смешанных браков, постепенной утраты родного языка в нашей Республике, его стремление к продолжению рода с осетинкой вызывало мое уважение и восхищение. Может показаться, что я идеализирую этого человека и чрезмерно возвышаю его достоинства, но смею заверить, что в моих словах нет доли неправды или лукавства. Это мое личное, непредвзятое мнение и видение глубины души Бориса. Дань безграничного уважения к человеку, наделенному добрым и открытым сердцем и перечисленными выше достоинствами.
Борис помогал всем, кто обращался к нему за помощью, без исключений, но среди них оказывались и изначально недоброжелательно настроенные люди. Основой этой неблагодарности и унизительных настроений по отношению к Борису была зависть. Рассуждали они примерно так, для одних у него припасена хорошая работа, а для других низкооплачиваемая и самая грязная, а удачное трудоустройство зависит от того, насколько ты понравишься Борису. Мне не раз приходилось слышать упреки и нападки в его адрес от людей, забывающих об истинных причинах, не позволяющих рассчитывать на легкую и хорошо оплачиваемую работу - незнание языка и отсутствие разрешения на работу. Порой желания людей были настолько оторваны от реальности, что даже у Бориса не находилось слов, чтобы спустить мечтателя на землю.
Люди обижались, злились, требовали устроить их на хорошую работу. Разумеется, что их желания граничили с фантастикой. Находясь под градом критики и клеветы, Борис прилагал максимум усилий, чтобы не оставить человека без средств к существованию, но многое и ему было не под силу. Нелестные отзывы не сбивали его с толку, он продолжал делать то, что делал всегда - помогал, как мог. Он переживал, когда слышал все эти претензии, вместо слов благодарности и даже чувствовал себя виноватым.
Однажды, став свидетелем одной такой нелицеприятной сцены, подметил, что Борис сдерживает себя с трудом и ему стоит усилий вести разговор спокойно. И когда посетитель вышел, я рассказал одну мудрую китайскую притчу, в надежде, что она морально поддержит друга.
Один из учеников Конфуция спросил его:
-Кто есть достойный человек? Тот, которого любит вся деревня?
-Нет, - ответил учитель.
-Тогда, кто же? - не унимался ученик.
-Достойный человек тот, кого добрые люди любят, а дурные ненавидят.
Характер Бориса проявлялся в мелочах, на первый взгляд незначительных. К примеру, если кто-то из наших ребят звонил ему и просил совета, Борис говорил:
-Понял тебя, не трать деньги, сейчас я перезвоню.
И перезванивал, не считая потраченные минуты дорогой сотовой связи, говорил столько, сколько было нужно, отвечая на все вопросы.
Я чувствовал, что его сердце принадлежит и всегда будет принадлежать народу, который он считал своим и Южной Осетии. Он не делил осетин на южных и северных, говорил так: ' Мы - осетины, единый народ и не должны себя разделять. Когда я узнаю, что человек приехал из Осетии, я не спрашиваю, из Южной или Северной, мне даже не важно, из Москвы он приехал или из Цхинвали. Он наш, свой. А своих мы не бросаем и всегда им рады'.
Зная, как непросто живут люди на родине, он старался вносить посильный вклад в развитие экономики Осетии, не ограничиваясь оказанием конкретной разовой помощи приезжающим. Борис мечтал увидеть, как строятся новые больницы, восстанавливаются предприятия, одним словом, налаживается нормальная жизнь для людей и, как бизнесмен, работал в сфере привлечения капитала, инвестиций в развитие экономики Республики. Английские компании изучали проекты и бизнес-планы по восстановлению заводов и освоению месторождений полезных ископаемых, но прежде чем начать работу, хотели иметь гарантии от правительства, касающиеся целевого использования средств и возврата выделенных кредитов. Рабочий процесс продвигался медленно, и Борис чувствовал себя на половине пути к успеху, в котором он не сомневался.
Что касается его личной жизни, то я уже говорил об этом.
-Женюсь только на нашей, - повторял Борис. - Вот получу документы, поеду на родину и займусь поиском невесты. Если потребуется ждать еще десять лет, значит, буду ждать.
Он не мог представить своей женой ни итальянку, ни англичанку, с другой стороны, будучи зрелым мужчиной в расцвете лет, не мог жить подобно одинокому волку. По воле случая он познакомился с девушкой, из России, Наташей. Связь их длилась довольно долго, и они привыкли друг к другу, привязались. Особенно, Наташа, добрая и верная по отношению к Борису. Он отвечал ей взаимностью, но останавливало то, что она не осетинка. Кто-то, читая эти строки, может разозлиться, возмутиться или же рассмеяться, подумав про себя: 'Вот глупец! Счастье в его руках, а он строит воздушные замки!' И они будут правы, обвинив его в национализме. Это так, для настоящей любви не существует преград и предрассудков, особенно национальных. Но кто-то поймет и не станет его осуждать, скажет: 'Это его право. Человек хочет соединиться со своей кровью . Он столько лет провел на чужбине, соскучился по своим и имеет право выбора'. Мы ведь не осуждаем англичанку, которая видит себя замужем за англичанином, или мароканку, для которой неприемлем брак с мужчиной другой расы или национальности. Я понимал Бориса. Многие люди при выборе партнера не нуждаются в одобрении или осуждении окружающих.
В любом случае, как бы ни сложилась его семейная жизнь с осетинкой, это его выбор и только он несет за него ответственность. Он мог бы изменить свои принципы, но в этом случае, при неблагоприятном исходе, его бы до конца жизни не оставило чувство, что он совершил ошибку и не сделал того, что должен и хотел. А если брак с осетинкой окажется неудачным, скоротечным и его постигнет разочарование, он будет искать причины в себе, а не в других. Нет никаких оснований считать, что только с осетинкой семейная жизнь сложиться благополучно и идеально. Так же нет полной уверенности, что Наташа именно та девушка, с которой он будет чувствовать себя счастливым. Жизнь не предоставляет нам стопроцентных гарантий ни в чем, тем более, в таких хрупких вещах, как счастье. В будущем - он представляет себя с осетинкой, в настоящем - проводит дни с Наташей. Только в конце пути человеку дано понять, какой период жизни был лучшим. И каждый должен иметь возможность определяться и самому принимать решения, чтобы потом не искать виноватых.
Наташа готовила еду, стирала вещи, убирала в комнате, не ложилась спать, не дождавшись любимого. Она вела себя, как настоящая жена, заботливая и любящая. Сердце Бориса разрывалось, он чувствовал последующий драматизм этих отношений. С одной стороны, на чаше весов лежала любовь Наташи, а с другой - непреодолимая, мучительная тяга к родной крови.
Но дело разрешилось само собой, их развели обстоятельства.
Через год у Наташи заканчивалась студенческая виза, для продления которой она должна была вернуться домой. Борис проводил ее в аэропорт, пообещав ждать. Но следующего раза не было. В Москве, в посольстве Великобритании Наташе в очередной визе было отказано. Она звонила Борису каждый день, но он ничем не мог ей помочь. Однажды, не выдержав разлуки, она в сердцах сказала: ' Прощай! Я знала, что мы никогда не будем вместе. Жаль, что я не родила ребенка от тебя. Я люблю тебя '.
Ее слова отозвались в душе Бориса болью. После Наташи он твердо решил не привязываться сердцем ни к одной женщине, кроме той единственной, что ждет его на родине, в Осетии.
Я описываю жизнь этого парня такой, какой видел ее, без домыслов и приукрашиваний. Вглядитесь в лица тех, кто окружает вас каждый день, помогает, и вы найдете среди своих друзей человека, подобного Борису и поймете, что он заслуживает высоких слов и похвалы. Если не найдете - это печально. Мой рассказ о друге - дань уважения. Такие люди, как Борис - гордость моего народа.

***
Борис мой друг, мой друг с Кавказа,
Но в Лондоне живет давно,
Он помогает всем кавказцам,
Кто просит помощь у него.

Он очень любит землю предков,
Хранит обычаи отцов,
В нем не затерян дух поэтов,
И осетинских мудрецов.

Отца не стало, не сломался,
Искал свой жизни путь один,
Невзгод судьбы он не боялся,
Таким быть должен осетин.

Он отзывался каждый раз,
Когда надежду мы теряли,
Оберегал, как ангел нас,
Когда нас силы оставляли.

Последняя его задача,
Найти любимую, семью,
Счастливым стать, и не иначе,
И помнить родину свою.

Настанет день, ее он встретит,
Ту, о которой так мечтал.
Она взаимностью ответит,
И ей он скажет, ' я тебя искал'.

Возлюбленною осетинка станет,
Она его родная кровь,
В сердцах обоих не увянет
Их долгожданная любовь.

ГЛАВА 8


Англичане - народ доброжелательный, приветливый, сердобольный и жизнерадостный. Но следует отличать их от британцев, приехавших в страну и получивших гражданство, вожделенный паспорт. Между теми и другими существует большая разница в манерах поведения, образе жизни, разговоре, стилю одежды. По одной походке можно безошибочно определить, британец перед вами или коренной англичанин. Мне приходилось работать на разных работах, во многих городах и ни разу я не почувствовал к себе пренебрежительного отношения со стороны англичан, а ведь я был обслугой, приезжим, никем здесь. Надменность, высокомерие, гонор - ни один англичан не продемонстрировал передо мной качеств, присущих богатым людям многих национальностей. Я вообще ни разу не видел англичанина или англичанку с угрюмым выражением лица, недовольной миной. Их чувства скрыты, лица спокойны и чем старше возраст, тем больше в них благородства, внутреннего, не сразу уловимого. Можно не поверить, но я видел только нескольких пожилых англичанок с лишними килограммами. Для меня так и осталось загадкой, что происходит с ними под старость? Дамы под шестьдесят, язык не повернется назвать их бабушками, водят автомобили, посещают салоны и игорные заведения, танцуют в клубах. С возрастом их жизнь не становиться скучнее. Я невольно вспоминал наших стариков, их тяжелые, переваливающиеся с ноги на ногу, походки, потухшие глаза. В России я редко видел красивых пожилых людей, может быть потому, что они редко выходят на улицу. Женщины из арабских и африканских стран не выглядели так респектабельно и одевались иначе, в свободные бесформенные вещи.
В Англии заведено под старость подыскивать для жилья дом престарелых и доживать среди людей своего возраста. Отношения между родителями и детьми резко отличаются от российского уклада. Здесь не принято жить вместе с родителями, даже если они имеют достаточно места в собственном доме. Считается правильным, если после 18 лет дети начинают жить самостоятельной жизнью и сами оплачивают свое жилье. Родители перестают опекать их довольно рано, не ограничивают в свободе и не навязывают выбор профессии. Это не означает отсутствие помощи или поддержки, но оказывается она не в той степени и не в том понимании, как это принято в России: последнее-детям. Находясь в домах престарелых старики лишены возможности видеть детей и внуков так часто, как бы им хотелось, но и тут все зависит от конкретных обстоятельств и личных взаимоотношений между родственниками. Как сказал мудрец ; Самое страшное в жизни - нищая старость. Здесь, в Англии, это изречение, на мой взгляд, особенно актуально.
Молодые девушки броской красотой не отличаются, любят полакомиться булочками, гамбургерами с жареной картошкой и не особо заботятся о талии. Забегаловки, типа 'Макдоналдса', 'Бистро', 'КФС'- жареные кентукские куры, пользуются у молодежи спросом. Здесь можно поесть быстро, недорого и калорийно. Основное развлечение в свободное время - проводить в клубах, пабах, на дискотеках: бразильских, испанских, английских. В выходные дни подобные заведения забиты до отказа, очередь страждущих попасть внутрь бывает видна издалека, особенно, если клуб популярен в молодежных кругах. Входная цена зависит от престижности, как и цена напитков. Если хочешь сэкономить деньги, выпить надо дома, правило известное, но можно не пройти контроль на входе. Я посещал несколько клубов и скажу, что работа охранников, секъюрити, в увеселительных заведениях непроста. Такого веселья и куража, царящего внутри, не припомню во всей своей жизни.
К вопросу создания семьи коренные англичане относятся крайне серьезно. Исключительно редко я видел смешанные пары, с разным цветом кожи. Черно-белые браки не популярны, слишком велика разница менталитетов. В последнее время молодые английские парни пришли еще к одному выводу - строить семейные отношения с девушками из восточной Европы, будь то полячки, украинки, белоруски и т.д., значит подвергать будущую семью угрозе скорого распада. Такой союз чреват душевными и финансовыми неприятностями. Это распространенное мнение нельзя считать безосновательным. Я слышал немало историй об украинках, россиянках, белорусках, которые после развода подавали иски на раздел имущества, зная, что суд примет решение в ее пользу, учитывая интересы рожденного в браке ребенка. Участь мужа-англичанина была весьма незавидной. Девушки не скрывают, что они хотят именно этого: любыми способами добиться брака с местными жителями, любой национальности, чтобы обосноваться здесь. Брак и рождение ребенка - самый верный способ получить статус. Славянки пользуются невероятной популярностью у афганцев, пакистанцев, иранцев, индийцев, албанцев которые, слыша русскую речь, считают своим долгом непременно подойти и начать навязчивое знакомство. Девушки охотно идут на контакт с восточными мужчинами, главное достоинство которых - паспорт жителя Британии. Редкие пары объединяло взаимное чувство. Большинство же оставалось у разбитого корыта, став жертвой своего же легкомыслия, корысти и недальновидности. Девушкам почему-то не приходило в голову, что эти парни могут точно также вести свою игру, вынашивая только им известные планы и вообще, играть, как кошка с мышкой. Заключение фиктивного брака стоит от трех до пяти тысяч фунтов. Для многих - сумма неподъемная. Найти партнера для липового брака - дело технически несложное, достаточно внимательно почитать объявления в русских газетах. Девушки обычно не стесняются своих неудачных любовных историй и охотно рассказывают их, делая акцент на непорядочность мужчин. Приведу только один пример, типичный, потому что в этих несчастных и бесконечных историях меняются разве что имена, а конец почти всегда одинаков.
Украинка жила со своим земляком полгода, но оставила его, встретив албанца, которого знала несколько дней. Он говорил ей 'ай лав ю' и водил по красивым лондонским местам. Тем для разговоров не было, он знал английский и албанский, она владела только украинским. Он снимал неплохое жилье, стоившее ровно столько, сколько она зарабатывала в месяц. Проблема оказалась в том, что через две недели совместного проживания он собрал вещи и ушел, не заплатив хозяину комнаты. Наскучило. Секс в конце концов тоже приедается, если люди не связаны духовными нитями.
Как ни ломал я голову, а понять суть подобных взаимоотношений не мог. Что общего может быть между русской и пакистанцем, литовкой и африканцем? Другая культура, язык, традиции, взаимоотношения между родственниками. Менталитет- вещь трудноизменяемая. Но, как говориться, ' а ларчик просто открывался' и не хранил в себе ни тайн, ни женских секретов. Была схема, по которой действуют почти все, приезжающие по студенческой или туристической визе. Первое, что необходимо сделать- найти работу. Это старт, по моим наблюдениям служит для отвода глаз. Только десять процентов из числа слабого пола ставят перед собой цель зарабатывать деньги тяжелым трудом и помогать семье. Второе, действительно, важное. Постараться закадрить мужчину, который будет содержать. Лучше, конечно, англичанина, желательно состоятельного, но на первых порах годится любой, имеющий гражданство и стабильный доход. Главное, зацепиться: за курда, араба, африканца: национальность неважна. Потом, не спеша, можно оглядеться в поисках второго мужа, если не повезет - третьего, лишь бы был состоятельным. Завершающий этап самый трудный: постараться, чтобы он захотел иметь ребенка, родить, нанять домработницу и завести, наконец, личную жизнь, понимаемой ими как купание в роскоши, безделии и наличии молодого любовника.
Знакомая одного моего приятеля, Руслана, встречалась с 56-летним британцем, греческого происхождения. Разница в возрасте, 26 лет, ее не смущала. По ее словам, он любил ее, возил в путешествия по миру, не скупился на подарки. Вызывал недовольство только тем, что не хотел жениться, откладывал бракосочетание, каждый раз мотивируя это разными причинами.
В Англию она приезжала уже седьмой раз, из Украины, по его приглашению, но три года встреч проходили впустую, он не делал ей предложения. В сердцах, Руслана, говорила мне: 'Думаешь, я его люблю? Мне документы нужны, паспорт, а там видно будет. Что мне с ним до конца жизни валандаться? У меня тоже возраст не маленький. Только бы женился, а там я себе молодого подыщу.
Я думаю, что он чувствовал ее циничное и корыстное отношение и просто тянул время, мол, поймет, что никогда ничего не получит, кроме безделушек и уйдет первой. Не хватало ему проблем под старость. В конце концов, они разошлись, попросту надоели друг другу. На этом тернистом пути вечного поиска лучшего многих ждало разочарование, осознание впустую потраченного времени, молодости. Не каждой Золушке доставался принц, да и не были они золушками. Но интересовало другое, почему испанцам или французам не было никакого дела до славянок, так же как и их женщинам - до арабов, африканцев? Неужели дело только в паспорте? Почему слабый русскоязычный пол так падок на сомнительные и непрочные связи?
После открытия границ для граждан Евросоюза, куда вошли и жители бывших советских республик, многократно увеличилась преступность в Англии, стране стабильной, богатой и цивилизованной. Привычным делом стало воровство в магазинах, матерная брань на улицах, пьяные дебоши в снимаемых квартирах. После вступления в ЕЭС Румынии, на улицах, в метрополитенах появились толпы цыган, попрошайничающих, продающих подделки под золотые украшения. Невероятного размаха достиг бизнес по подделке паспортов, незаконному использованию банковских счетов. Одна украинская семья по фальшивым документам получила кредит в банке и купила два дома. Такое здесь практикуется. Сдавая их в аренду, они неплохо существовали. Другой 'предприниматель' из Литвы купил дом в кредит и продал его дважды, разным покупателям. Собрав 650 тысяч фунтов наличными, он исчез в неизвестном направлении. За 350-600 фунтов можно приобрести паспорт любой из стран бывшего соцлагеря: и литовский, и польский, и словацкий. Латыши предлагали мне верный заработок, требовалось всего лишь открыть в банке счет с последующим получением кредита в сумме 5000 фунтов. Имея своего человека в банковской системе, они проделывали подобные операции не раз. Это называлось 'работать мозгами', 'кинуть банк ' и нелегалы занимались вовсю этим незаконным промыслом.
-Ну и что?- говорил один из них.- Англия богатая страна, не обеднеет, а ты получишь деньги и поедешь на родину, никто тебя разыскивать не будет. Ты не первый и не последний. Даешь мне 150 фунтов и все будет 'Оки-доки', я не аферист, все честно организую. Если не веришь, спроси людей, они меня давно знают'.
Я отклонил предложение. Деньги, заработанные подобным способом меня никогда не привлекали. На месте Англии я представлял свою страну: приезжает черт знает кто, ворует, грабит, пользуется и при этом даже не чувствует себя виноватым. Кричит во всеуслышание: - Так им и надо!
Надо и все тут. За криминальные действия можно ответить перед законом, а вот разбивать пустые бутылки в ухоженном парке, курить в метро, красть по мелочам в супермаркетах не так и страшно. В тюрьму не посадят. Или, например, нужна человеку видео-камера, что ему делать? Купить. Он и покупает, как нормальный, снимает, перекачивает снимки в компьютер и :..несет камеру обратно в магазин:
-Ваша камера плохо работает, это не то, что мне нужно. Верните деньги.
Он очень доволен собой: получилось, а как же, цивилизация, клиент всегда прав. Но почему-то вечером думает: Так им и надо! Совесть свою пытается успокоить.
Не все приезжающие страдают комплексом неполноценности, но все знают одного-двух из числа своих знакомых, кто поступает именно так, старается урвать везде, где можно. Можно оставаться безучастным, равнодушным, не реагировать, но я поражаюсь терпению англичан, мудрости и разумности, присущей этому народу.
Новичок в Англии подобен слепому котенку, оторванному от материнской груди и заброшенному в иную среду обитания. Он не знает, куда пойти, что кушать, где жить. Всему надо научиться быстро, иначе пропадешь, останешься обворованным и обманутым. Нужна чья-нибудь подсказка, совет, услуга, оказанная за плату. Недостаток информации всегда ведет к ошибкам, денежным потерям и нежелательным результатам. Можно обходиться без помощи 'агентств по трудоустройству за границей' на территории России и не платить им за поиск жилья и работы. Достаточно добраться до Англии и зайти в первый попавшийся русский магазин. В них вы всегда найдете газеты 'Англия', 'Лондон-инфо' и 'Пульс ЮК', в которых опубликованы объявления по всем интересующим вас вопросам, включая предоставление жилья и работы. Тем самым вы сможете сберечь фунтов триста. Ничего сложного. Не обязательно, чтобы кто- то встречал вас в аэропорту и платить за эту услугу дополнительно 50 фунтов. Но, как правило, вас никто не встречает в аэропорту или, в лучшем случае очень опаздывает. Это никому не нужно, встречать вас, розовых и пушистых с букетом цветов и тратить своё личное время. Нужны лишь ваши деньги, а вам говорят сесть в метро и приехать на какую- либо станцию, чтобы им удобно было до вас добраться. Это может подтвердить любой человек, приехавший из России, Украины, Белоруссии. А поселить вас могут в такое место, из которого в скором времени вам захочется сбежать. Причины могут быть разные: дом очень грязный, без ремонта, или перенаселенный, соседи не нравятся или находится слишком далеко от станции метро. Ведь агенту, который вас направил в такой дом, абсолютно без разницы в каких условиях вы будете жить, и с кем. И если вы, не привыкли жить и спать в комнате с незнакомым человеком, а то и с двумя, ждать очередь в туалет или в ванную, дежурить раз в неделю и убирать весь дом, вам придется туго. Снимать приличное жильё, не работая, могут позволить себе только дети, у которых богатые родители. Им неведомы проблемы и трудности простых трудяг. Их главные обязанности - развлекаться в дорогих вип - клубах, учиться в престижных заведениях, и разъезжать на крутых авто. Для такой категории людей, жизнь в Англии - малина, это факт. За 40-50 фунтов в неделю практически невозможно найти приличное местожительство, такое, чтобы устраивало во всех отношениях. Действуя через английские конторы, вы сталкиваетесь с другими проблемами.
Предположим, вы идете к знающим людям в агентство недвижимости и просите подыскать недорогое жилье. Вам дают адрес и объясняют, как добраться, например, в Брикстон.
Приехав, вы обнаруживаете, что вас окружают исключительно черные люди, на каждом углу продают марихуану, наркотики и посматривают явно недоброжелательно. Тем временем, на улице темнеет, жилья нет и идти некуда. Можно скоротать время до утра на неприметной лавочке, избегая столкновения с полицией и назавтра начать поиски заново. Можно остаться и жить среди них, не прикасаться к травке, но будущих проблем все равно избежать не удасться. Есть кварталы в Лондоне, где преобладает исключительно чернокожее население. По мнению наших, ходить ночью там, а тем более жить небезопасно. Только им самим понятна их манера разговаривать, мыслить, одеваться, жестикулировать. Ну а если кто то случайно, по неведению выпалил слово/Нигер/ или /негр/ в их присутствии - жди неприятностей. Один украинец рассказал, как однажды ночью возвращался домой, но заблудился. Дело было в районе Челси. Из темноты вынырнули несколько подростков, окружили его и, угрожая ножами потребовали отдать все, что было в его карманах. Отобрали даже куртку. Как назло, при себе у него имелись два паспорта - один настоящий, украинский, другой литовский, купленный совсем недавно. В полицию он естественно не обратился, понятное дело почему. Поехал на следующий день в посольство Украины восстанавливать документы. Представители некоторых национальностей, например албанцы реагируют весьма агрессивно, если человек при разговоре с ними не улыбается. На этой почве у меня не раз происходили с ними конфликты. Но об этом позже. Есть в Лондоне кварталы еврейские, турецкие, пакистанские, английские, индийские и т.д. Уже через год проживания в Лондоне зайдя в любой из домов можно определить по запаху и дизайну, люди какой национальности в нем живут. В один из моих приездов в Лондон я подыскивал недорогое жилье не дальше четвертой зоны. Решил в этот раз прибегнуть к услугам английских газет. Из всех тех, с кем я созванивался, откликнулся мужчина. Он один в разговоре по телефону не потребовал от меня рекомендаций с предыдущих мест проживания и некоторых других документов. Я нашел район под вечер. На автобусной остановке меня ждал пожилой, полный мужчина с бородой до пояса, на голове чалма, как носят талибы в Афганистане. Увидев его я сразу смекнул, куда попал, но жилье решил посмотреть. Дверь дома еще не открылась, а я уже уловил запах их национальной пищи. Тусклая лампочка осветила крохотную прихожую и лестницу на второй этаж. Всё в доме было устлано их национальными покрывалами, даже перила. На скрип лестницы из комнат повыходили квартиросъёмщики и их дети, и принялись разглядывать меня с ног до головы. Все одеты в свои традиционные разноцветные одежды. Хозяин показал мне маленькую кухню, зловонный туалет, потом завел в пустую комнатку. Боже мой, как можно жить здесь? В полу зияет отверстие с пол метра, штукатурка в некоторых местах обвалилась, нет ни занавесок, ни мебели. Ну и конечно же знаменитый лондонский матрас для приезжих, из которого пружины так и хотят выпрыгнуть наружу и выстрелить фейерверком все его старое и сгнившее содержимое. Спасибо уважаемый за предложение, мне надо подумать,- говорю хозяину и пожимаю ему руку. Ещё долгое время после моего ухода впитавшийся запах ветхого дома, мочи, пряной пищи не мог выветриться из моих вещей. Мой совет приезжим: не вселяйтесь в комнаты рядом с туалетом: далеко не каждый сможет выдержать такое соседство. Жил я какое то время в доме, который снимали бразильцы. Надо заметить, что люди они добрые, внимательные, чистоплотные и спокойные. Это мнение разделяли люди разных национальностей и отзывались об этой нации в таком же духе. Это же суждение бытует в отношении болгар. Несколько странно было слышать, когда все, как один говорят о какой- либо нации или хорошие слова, или, мягко говоря, не очень. В домах, где проживают русскоговорящие - другие заморочки: Пьянки до утра, воровство, грязь. Из холодильника пропадают продукты, из комнаты, если она не закрывается - личные вещи, деньги. Свидетельств тому немало. Цена за место та же, но бытовые условия гораздо хуже, чем в домах, населенных европейцами. Нет ни холодильника в комнате, ни телевизора, ни кладовки, ни обогревателя. Но самое принципиальное отличие состоит в другом. То, что у европейцев принято считать комнатой для одного, у наших - для проживания двух человек, соответственно цена в два раза дороже. Ничего, как говорится, нашему брату не привыкать. Комната в Кентрбэри, где жили Надя, Лиана и Анна, обходилась им в 120 фунтов в неделю, или 480 в месяц. Комната, в которую не вмещался даже стол. А за весь дом из пяти комнат Балал платил 900 фунтов в месяц его владельцу. Прямо скажем, неумеренный аппетит у господина Балала. Некоторые смекалистые молодые люди отказываются платить за проживание, зная, что по английскому законодательству человека нельзя выдворить без решения суда. А так как судебный процесс может затягиваться от трех месяцев до года, то все это время отказник живет бесплатно. Приходит первое постановление суда: человека любезно просят подыскать другое жильё. Затем, месяца через три другое, более жесткое по смыслу - предупреждение. Эти два документа обычно игнорируются неплательщиками. Они ждут третье постановление суда о выселении. Это уже серьезный документ, в котором указывается последний срок, чтобы покинуть жилье. В этом случае лучше не задерживаться с переездом, потому, что в дело уже вмешивается полиция. В последнее время участились случаи выдачи нелегалов полиции. Поэтому, украинцы или россияне предпочитают брать своих, а не жить в домах с гражданами прибалтийских стран, бывших советских республик. Нелегал не выдаст нелегала, а вот жить по соседству с литовцем или латышом опасно. Они не любят тех, кто находиться в Англии по поддельным паспортам, хотя сами же и продают эти паспорта. Случалось такое, что полиция, получив информацию о нарушителях закона, оцепляла весь дом. Время на сборы у нелегала нет. Можно взять только самое необходимое, настоящие документы и вперед, в наручниках /полиция уже научена многочисленными побегами/ в аэропорт, на родину. А родина у каждого своя. В худшем положении оказывались те, у кого помимо фальшивого паспорта имелся счет в банке. Таких людей не депортируют просто так, без разбирательств: если в банке получен кредит, могут посадить в тюрьму. Нас россиян дурачат всегда и везде, хотя мы трудимся лучше других, во всяком случае, не хуже. Я жил по соседству с девушкой из Алтайского края, Дианой. Однажды она пришла в слезах.
Я спросил: - Что стряслось?
-Мне позвонила одна русская женщина, по объявлению в газете, где я предлагала услуги по уборке, и предложила убрать у нее дома, за сорок фунтов, - рассказала Диана. - Я согласилась и сделала работу добросовестно, а меня обвинили в краже денег и выгнали. Они сказали, что сдадут меня полиции, если я, воровка, не уберусь из их дома.
Я хорошо знал о таких методах экономии денег, и мы с Борисом предложили ей конкретную помощь в возврате честно заработанной суммы. Диана отказалась: Пусть их Бог накажет!
Похожие случаи повторились с Дианой еще несколько раз. Через восемь месяцев, не выдержав чувства незащищенности, обмана и домогательств, она уехала на родину. Прощаясь, она сказала: 'Человеку порядочному, с чистой верой в людей, здесь тяжело выжить. Это- дно, изнанка жизни'. Странно, почему в голову англичанина или скажем немца, не приходит мысль подло обманывать простую уборщицу, тем более свою соотечественницу. Видимо мышление и воспитание у них иное, чем у нас, привыкших к вседозволенности и безнаказанности.
Если россиянка или, к примеру, украинка, устраиваясь на работу в какой-нибудь арабский ресторан или пакистанский магазин, отказывалась стать любовницей шеф-повара, менеджера, ее на работу не принимали, или быстро увольняли. Вот как это выглядит. Заходит девушка в паб или кафе и спрашивает о работе. Её заводят на собеседование к менеджеру. Первый встречный вопрос, откуда она приехала и по какой визе. Когда менеджер, к примеру, восточный мужчина слышит слово/Россия/, деловой разговор неожиданно превращается в дружескую беседу по душам. Он начинает обещать ей высокую зарплату и помощь по всем другим вопросам. Девушка в недоумении, она ошарашена его вниманием и такими предложениями. Ей начинает казаться, что она попала в рай и жизнь прекрасна, а этот темнокожий мужчина подарок судьбы. Если девушка молода и неопытна, она не видит подтекста, спрятанного между строк и с радостью принимает все обещания от незнакомого ей мужчины. Ей пока неизвестен не писаный закон большого города: никто не станет делать тебе что-то просто так, за бесплатно. Дальше все просто. Вначале менеджер предлагает подвезти до дома, погулять по Лондону или зайти на зажигательную бразильскую дискотеку, а дня через три стать любовницей, сожительницей. Если глупышка отказывается от интимной связи, она теряет работу и зарплату: ей говорят что, она не соответствует занимаемой должности. Заплатит он ей фунтов 20-30 за все дни работы, чтобы совсем не выглядеть подонком. Загнать человека в угол и невыносимые условия очень легко, поверьте. Если она принимает последнее условие, то и в этом случае со временем лишается работы, потому что её место
занимает новая, свежая и беззащитная жертва. Наши девушки не умеют постоять за себя и дать отпор всякому сброду вроде таких менеджеров. Для них любой иностранец чуть ли не кинозвезда, не миллионер, с которым нужно поддерживать дружеские отношения. Они не задумываются, что большая часть из них эмигранты, нелегалы и беженцы, и ничего, кроме обещаний дать не могут, так как сами живут на пособии. В России их называют гастробайтерами и отношение к ним со стороны коренных жителей Великобритании такое же, как к гастробайтерам в России. Эти хоть работают, а не ведут паразитический образ жизни как миллионы беженцев здесь. Азиатам владельцам ресторанов и пабов и в голову не придет делать намеки на интимную связь итальянке или испанке, а тем более англичанке. Можно сразу же очутиться за решеткой на законном основании, но вот с русскоговорящими можно поступать, как им вздумается. Я обратил внимание на то, что в Англии наши девушки избегают дружбы с российскими парнями, стесняются и не хотят строить с ними отношения, считают их неудачниками, приехавшими подзаработать. Но это до тех пор, пока хорошенько не обожгутся и не поймут, что свой ближе и как никак надежнее, и что среди них немало достойных и порядочных парней. Моя ссылка именно на такие заведения не случайна и связана с тем, что в английские компании русскоязычных на работу не принимают. Для этого требуется востребованная специальность, владение английским и уйма документов, включая справки о несудимости, об оплате налогов, рекомендации с предыдущих мест работы, подтверждение адреса, наличие банковского счета и многое другое.
Я знал одну очень порядочную девушку из России, проработавшую в Кембридже на ферме около шести месяцев. За каторжный труд она получала триста фунтов в месяц, потому, что отказалась от интимной связи с пятидесятилетним хозяином клубничной плантации. Она тоже была вынуждена уехать. На ферме работали только студентки из Украины, России и Польши. Тем, кто не отказывался от 'тесных контактов' хозяин хорошо платил. Тысячу фунтов в месяц. Труд без секса стоил в три раза дешевле. Меня самого на строительных объектах обманывали несколько раз. Последний, когда выполнял тяжелую работу во дворе дома, принадлежащего чернокожей семье. В проливной дождь я вскапывал сад, не обращая внимания на холод и грязь. Вместо обещанных сорока фунтов дали двадцать, мотивируя тем, что работа была сделана на час раньше. Их поступок стал последней каплей, переполнившей чашу моего терпения. В тот день я зарекся, что впредь никогда и ни за что не буду связываться с этой расой. Но месяцем позже, один за другим, произошли два случая, заставившие пересмотреть и изменить мои принципиальные убеждения и преждевременные выводы. Однажды я работал далеко от дома. В шесть утра стоял на остановке и ждал автобус. Я с волнением поглядывал на часы, а он все не показывался. Оставалось минут десять от времени, отведенного на ожидание транспорта. Опаздывать было нельзя, это приравнивалось к прогулу. Первый раз могут простить, во второй - объяснения не принимаются. Ну вот он, наконец, показался, плыл, возвышаясь над легковыми машинами.
Я вошел и протянул водителю двадцатку, мелочи не было, а проездной вчера закончился. Водитель раздраженно дернул головой и сказал, что сдачи у него нет, и я должен выйти. Меня как водой холодной окатили, с головы до пят. Путаясь в словах, стал просить остаться, говорил, что опаздываю на работу, попробую разменять деньги у кого-нибудь из пассажиров:Он равнодушно смотрел перед собой, пока я распинался и снова повторил:
- Выйдите из автобуса.
- Да и черт с тобой, - махнул я рукой в его сторону и пошел к выходу. Мгновенно представилась сцена объяснения перед супервайзером, увольнение. Я неожиданно успокоился и почувствовал себя так спокойно, будто все страшное уже произошло. Возле самого выхода пожилой чернокожий мужчина остановил меня, тронув за плечо:
- Пойдем со мной.
Мы подошли к кабинке водителя и он...заплатил за меня.
Не веря в свалившееся счастье, недоумевая, почему он это сделал для постороннего человека, я почти что крикнул ему:
-Сэнк ю! Спасибо!
В спину, потому что он не ждал, когда я опомнюсь и стану благодарить. Обернувшись, он с достоинством кивнул и приподнял руку.
Через несколько дней я встретил его на остановке, пытался вернуть два фунта и снова искренне благодарил. Он отмахивался и говорил:
-Да ничего, парень, всякое бывает.- Взять фунты решительно отказывался, но я таки засунул их в широкий карман его куртки. Самое интересное, что в таком положении я оказался еще один раз и снова меня выручил чернокожий парень. Не знаю, было ли это просто совпадением, или Бог специально создал ситуации, когда на помощь пришли именно чернокожие люди? Склоняюсь к последнему. Видимо Бог не терпел разделения людей по цвету кожи, национальности и хотел, чтобы я думал также. Не бывает плохих наций, бывают черствые, равнодушные люди. Хороший черный отличается от плохого черного тем же, чем хороший белый от плохого белого.

ГЛАВА 9

После разрыва отношений с Алиной у меня оставались считанные дни, чтобы переехать, сменив район. Я обошёл многие заведения и уже точно знал, что в этом районе работу мне не найти. Да и не хотелось случайно столкнуться со старой знакомой нос к носу. Я снова был безработным, и было неважно, где снимать жилье.
Борис сказал, что поможет подыскать что-нибудь недорогое, а вот с работой придется подождать, в настоящий момент нет никаких вакансий. Вслед за этим последовали события, которые кому - то могут показаться вымышленными, настолько они были неправдоподобны.
За год, проведенный в Англии я научился немного изъясняться и, самое главное, понимать, что говорят мне. К тому же, приобрел карманный 'англо-русский переводчик'. Говорил в микрофон нужные фразы и слушал, как они звучат на английском. Это сильно облегчало общение с англоговорящими людьми. Если не мог понять - доставал из кармана электронный 'переводчик' и проблема разрешалась.
Ну, так вот, о событиях: Борис договорился со своим знакомым из Турции, Эриком, чтобы я пожил в одном из принадлежащих ему домов, в Кройдоне - последней, шестой зоне в черте Лондона. Довольно далеко от центра. Я собирал вещи, стараясь ничего не забыть, когда раздался неожиданный звонок Бориса.
-Ты будешь жить в комнате с девушкой? - сразу спросил он. - Отвечай быстро, 'да' или 'нет'. Эрик ждет ответа.
-С какой девушкой и где? Не совсем тебя понимаю, - удивился я.
-Позвонила его знакомая, - стал с нетерпением объяснять Борис, - она раньше снимала эту комнату и сейчас так получилось, что вернулась и ей некуда идти. Он сказал ей о тебе, что уже договорился, но она в безвыходном положении и ответила, что если ты не будешь против, то она может жить с тобой в одной комнате. Других свободных комнат у Эрика нет. Ты же понимаешь:ему, главное, чтобы платили..Ты согласен?
-Это невероятно. А откуда она? По-русски понимает?
-По-моему, он говорил, она из Франции. Вам надо встретиться на станции метро, она знает дорогу. Ну все, держись брат! Я звоню Эрику.
'Держись, брат!' - это присказка у него такая была, в конце разговора, вместо 'пока'.
До места встречи я добрался без плутания и происшествий. К тому времени Лондон знал, как свои пять пальцев, ориентировался легко. Ожидание незнакомки затягивалось, прошло десять минут.
Неожиданный оклик заставил меня вздрогнуть. Она подошла сзади, в длинном черном пальто, стройная, в руках чемодан
-Hi! Are you George?
-Yes.- Я смущенно поздоровался.
Мы обменялись парой фраз, и она показала в сторону автобусной остановки:- Нам туда.
Меня вдруг охватило невероятное волнение и стыд, такой стыд, что хоть сквозь землю провались. Мы не имели ни малейшего представления друг о друге, а собирались жить в одной комнате. Ее, вероятно, тоже. В автобусе мы ехали молча, украдкой присматриваясь, друг к другу. Клер, так звали девушку, крутила головой по сторонам, словно пыталась что-то увидеть за окном, старательно избегала моего взгляда. Я чувствовал состояние француженки, Клер была напряжена и нервничала. Ситуация, в которой мы оказались, выходила за рамки общепринятых правил человеческого поведения и напоминала сюжет лихо закрученного голливудского фильма. Не знаю, о чем она думала сейчас, но уверен, что день назад ей и в голову не приходила мысль, что она способна поселиться в одной комнате с незнакомым парнем.
Эрик ждал нас. Вытащил из кладовки постельное белье, два толстых, поролоновых матраса и вручил каждому по отдельности. Комната была наверху. Обхватив ношу двумя руками, я поднимался вверх по лестнице, пропустив Клер вперед. На втором этаже посередине была кухня, по сторонам которой находились две двери. Клер уверенно направилась к той, что была справа. В небольшой по размерам комнате стояло старое трюмо, шкаф для верхней одежды, пара стульев и двуспальная кровать. Вся мебель была белого цвета. Мне пришлась по душе эта комната. Светлая, чистая, уютная. Свой матрас я положил на пол, рядом с кроватью. Сразу стало тесновато. - Я буду спать на полу, у ложа девушки,- подумал я.- Всё это снова похоже на необычный сон! Мы одновременно открыли чемоданы и стали вытаскивать необходимые вещи. Я предложил Клер оставить ее на время, чтобы она могла переодеться и, притворив дверь, вышел на кухню. Минут через десять она крикнула, что можно входить. Клер переоделась в свободные черные брюки и красный джемпер, который оттенял волнистые каштановые волосы, теперь распущенные по плечам.
'Она красивая,- подумал я. - Миндалевидные глаза, немного вздернутый носик, на вид лет двадцать пять.
- Добро пожаловать!- Она держалась непринужденно и легко, видно не в ее характере было долго мучить себя тревогами и страхами.
При ярком электрическом свете я увидел легкие морщинки вокруг глаз и подумал, что не ошибся в возрасте и чем-то расположил ее к доверию.
Незаметно пролетела неделя.
За это время психологический барьер между нами исчез окончательно. Клер рассказывала о себе, но я схватывал только суть, дословно не понимал. Электронный 'переводчик ' не мог изъясняться так плавно и красиво, как говорила Клер и я перестал прибегать к его услугам. Я понимал ее, неважно как. Во Франции у нее погиб любимый, жених, разбился на мотоцикле. В аварию на скоростной трассе было вовлечено несколько машин и, кроме него, серьезно пострадало еще четверо человек.
-Виноват был нетрезвый водитель за рулем идущего впереди 'Рено', он не держал полосы. - Рассказывая, Клер активно помогала себе жестами, чтобы я все понял как надо, правильно. - Какие сволочи эти пьяные, садятся за руль и убивают!
Клер не хотела возвращаться домой, где пережила сначала трагическую потерю, а потом долгую депрессию, живя воспоминаниями и потеряв интерес к протекающей рядом жизни.
Было по-настоящему жаль эту безобидную девушку, но в отличие от Клер, мне ужасно хотелось вернуться домой и никогда больше не покидать его. Я рассказывал Клер о традициях, обычаях, нравах народов Кавказа. Некоторым вещам она не верила, смеялась и считала моей выдумкой. Но как-то раз, лежа в кровати, Клер странно и задумчиво произнесла:
- Я бы тоже хотела, чтобы меня какой-нибудь джигит украл, посадил на коня и увез далеко-далеко. Подальше от городов.
-Ты шутишь, Клер.- засмеялся я. - Ты вправду хочешь этого? Там найдется немало джигитов, мечтающих умыкнуть тебя.
-Нет, я не шучу. Лишь бы этот джигит любил меня, был достойным человеком и не подходил ко мне, пока я сама не позволю приблизиться.
- Так и бывает. Девушка, которую украли или остается в доме жениха или возвращается к своим родным. Выбор за ней. А еще у нас на Кавказе говорят: Мой дом - моя крепость.
Но Кавказ большой. Интересно, какое название тебе нравиться больше и какому краю ты бы отдала предпочтение?
Я перечислил названия всех республик Северного Кавказа.
-Осетия, - не задумываясь, ответила Клер.
-Почему именно оно?
-Красиво звучит. Что оно означает, его можно перевести?
-Я родом оттуда, Клер. И смею тебя заверить, что лучше края не найти.
Перед тем как уснуть, мы почти всегда вели такие разговоры, понемногу узнавая друг о друге все больше. Пожелав Клер спокойной ночи, я еще долго ворочался на своем потрепанном матрасе и представлял Клер, скачущую на белом коне вверх по склону горы. По ее дыханию я чувствовал, что ей тоже не спалось, но мы лежали молча, думая каждый о своем. Потом я унесся мечтами в свою волшебную страну Осетию и не заметил, как провалился в сон.
В соседней комнате жила молодая пара из Польши, с которой с самого начала у нас не заладились отношения. Дело в том, что они были очень нечистоплотны в быту и настроены враждебно. Почему- то именно нас с Клер полячка Кристина обвиняла в пропаже продуктов из холодильника - какого-нибудь яблока или баночки 'Кока Колы'. Многие вещи делались ими для того, чтобы выказать неприязнь и совершенно безо всяких оснований. Я чувствовал скрытую ненависть и недоверие к нам. Например, прежде чем сесть за стол, мы должны были убрать его от остатков их трапезы, протереть. В туалете не работал сливной бачок, и мы пользовались ведром, чтобы смывать за собой. Смешно, но что делать. Поляки убирали за собой по настроению. Увидев в очередной раз обгаженный туалет, Клер не выдержала и прикрепила к холодильнику оскорбительную записку. После этого Кристина стала игнорировать мусор на кухне вообще, а половую тряпку полоскать в раковине для мытья посуды. Мы посовещались и Клер приняла героическое решение: убирать грязь в одиночку, чтобы не уподобиться животным. Она надевала перчатки и намывала кухню, ванную, все, чем мы пользовались.
По утрам я отправлялся на поиски работы. Иногда Клер ходила со мной, помогала беседовать с менеджерами всевозможных отелей, пабов, ресторанов. Потенциальные работодатели записывали мой номер телефона и обещали позвонить. Обычно, если обещают позвонить - это означает, что ты им не подходишь, или вакантных мест нет. Так оно и было. Я не работал три недели и от безделья понемногу сходил с ума. Реальная помощь опять пришла со стороны земляков. Прослышав о моих проблемах, позвонил Альберт Хосроев и сказал, что может переговорить со своим боссом. Да, это была наша знаменитая сплоченность и взаимовыручка в любой ситуации. А ведь с Альбертом я был практически не знаком, видел один раз. Знал, что он работает в компании по ремонту дорожных покрытий и неплохо зарабатывает. Можно сказать, сделал карьеру в английской компании, добился достойной оплаты. Если новичок попадал на работу к англичанам, то без знания языка дни его, как работника были сочтены. Ведь невозможно все время пальцами указывать на то, что нужно сделать и тыкать носом. Разнорабочие зарабатывали меньше всего, а доставалась им самая тяжелая физическая работа. Требовалось проявить исключительную выдержку и старание, чтобы завоевать особое расположение босса и остаться. Альберт сделал почти невозможное. В строительной компании, где он работал почти все знали, что он в Англии находится по туристической визе. Но этот факт нисколько не смущал руководство и особенно его непосредственного босса. Высокорослый, крепкий парень работал за двоих, мог прекрасно изъясняться на английском и конечно же, такой подход к делу устраивал всех без исключения. Вообще-то дела у нелегалов всегда обстоят плохо. На каждом шагу его подстерегают опасности и неприятности. Нужно уметь быстро входить в роль, привыкать к новому имени, правильно подделывать подпись, иметь представление о стране, чей паспорт ты приобрел. И самое важное - всегда доказывать, что ты приехал именно оттуда. Мне самому много раз приходилось изворачиваться и увиливать от вопросов, когда меня спрашивали какая зарплата в Риге, сколько там стоит квартира или какой авиакомпанией я прилетел оттуда. Не скрою, что не раз оказывался в глупом положении и элементарно не мог ответить ни на один из них. Верили мне только такие же, как и я, нелегалы. Я обратил внимание на то, что украинцы не скрывают того, что являются нелегалами. Когда я по работе знакомился с кем-то из них, то они прямо говорили, что в Англии находятся по фальшивому паспорту. Руководители строительных компаний догадываются, что среди их работников есть нелегалы, но закрывают на это глаза. Главное подозрение- отсутствие социальной страховки, регистрации в полиции и местном самоуправлении/эта организация выдаёт разрешение на работу/. Большая экономия денежных средств. Англичанин в среднем получает за работу на стройке 80 фунтов в день, за ту же самую работу нелегалу платят 40, или 200 в неделю. В рублях - это свыше двух тысяч в день, деньги для России хорошие, но не в Англии, если помнить недельный расход более ста фунтов в неделю. Существенная, однако, разница. С горем пополам можно откладывать триста фунтов ежемесячно. Для человека из российской глубинки, который не держал никогда в руках такую сумму, это большие деньги. За год можно скопить на машину. Это в том случае, если есть постоянная, непрерывная работа. Такие работяги умеют ценить, экономить каждый пенс, зная, что в России им не удастся заработать даже эти 300-400 фунтов. Нелегал без претензий. Он всегда доволен зарплатой и не будет требовать выплаты страховки, если с ним произошел несчастный случай, или оплаты больничного листа, потому, что нигде на учете не состоит. Нелегалы, за исключением единиц всегда в поиске новой работы. Мало кому удавалось добиться контракта на постоянную работу. Надо умудриться достать все нужные документы и справки для этого, и еще быть уверенным в том, что тебя не вычислят. Поэтому, поняв это многие плюют на всё и уезжают на родину. Не стоит овчинка выделки. Кто- то остаётся и транжирит заработанное. Он приехал посмотреть на Лондон и другие города, а по возможности подзаработать. Посмотреть есть на что, а вот реально заработать проблематично.
Клер искренне обрадовалась, узнав, что земляк мне поможет. Она сказала: -Я немного завидую тебе, у тебя такие верные друзья:Звонят, спрашивают о твоих делах. У нас -по- другому. Каждый сам за себя. Обидно.
-Знаю, Клер, много слышал о том, что в Европе люди не помогают друг другу, не принято. В России тоже нет понятия землячества, братства, только в некоторых регионах. Также и на Украине, и в Белоруссии. Полагаю, дело в том, что вас много, а нас очень мало. Поэтому мы обязаны держаться вместе. Понимаешь?
-Видимо вы малый, но дружный народ. А ты говорил, что есть другая Осетия. Я не совсем понимаю, что ты имел в виду?
-На самом деле, это просто разделение по названию: Южная и Северная. А народ один, единая нация.
-А тот парень, что всегда звонит, он откуда?
- Борис? Его родители из Южной Осетии, и он считает её своей родиной.
Телефонный звонок прервал нашу беседу, но она продолжилась, потому что снова позвонил знакомый, Ромик Кочиев, и тоже предложил помощь. Я сказал, что Альберт уже договорился насчет меня и поблагодарил его. Я сказал Клер:
-Вот видишь, звонил Ромик, он тоже из Южной Осетии.
Клер засмеялась:- А за какие такие заслуги они стараются помочь тебе?
-Просто за то, что я и они из одной нации, - немного подумав, ответил я.- Мы - осетины.
Произнеся эти слова, почувствовал, как все мое существо переполняет чувство гордости. Не представляю, что бы делал на чужбине без поддержки земляков. Я был бесконечно благодарен им за поддержку и заботу.
День заканчивался как обычно, мы занимались каждый своим делом , а вот ночью случилось неожиданное. Я проснулся от сильного шума снаружи. Машинально взглянув на часы, висевшие над трюмо, отметил: два часа. Дверь распахнулась, и я увидел Клер, всей тяжестью навалившейся на дверную ручку. Она едва стояла и крикнула, чтобы я помог. Вскочив с матраса, я мигом очутился рядом и обхватил руками, подталкивая в сторону кровати. Но тяжелое тело Клер обмякло, стало клониться на пол и я ее не удержал, опустил, держа в объятиях. Девушка почти не дышала, свет из коридора падал на ее безжизненное, посеревшее лицо. Я растерялся, схватил ее за плечи и пытался приподнять. Никакой реакции. Я закричал: 'Help me someone,please!'
На крик прибежал Питер, с сигаретой в руке и остолбенело уставился на нас.
-Bring me water, - крикнул я ему. Я не знал, чем поможет Клер вода, но вспомнилось из книг или из фильмов, как водой брызгают в лицо и человек приходит в себя. Я стоял над Клер, не чувствуя ни ног ни рук, только сердце бешено билось . Паника. Вдруг она умерла? Отравилась? Я знал, что иногда она плачет, думая, что я не вижу ее покрасневшие глаза. Тоскует по погибшему жениху, - думал я и никогда не спрашивал о причине слез. Зачем бередить рану?
Пока я стоял над Клер, как над мертвой, она пришла в себя и попыталась сесть. В комнату вбежал Питер с бутылкой воды и испуганно протянул ее мне.
-Where is a fucking cup? -разозлился я на него. Он снова умчался.
Клер смотрела на меня, а потом тихо сказала:
- Я больна,George. У меня лейкемия, рак крови.
Питер вернулся со стаканом, наполнил его водой и протянул Клер. Она сделала несколько глотков.
-Скажи, что нужно делать в таких случаях? - спросил я. - Я очень испугался за тебя.
-Ничего, - она покачала головой. - У меня закончились таблетки, я забыла купить, думала, что там оставалась одна.
-Скажи, какие, я пойду и куплю. Дай только рецепт.- Я попросил рецепт не случайно. В Англии не отпускают антибиотики без рецепта врача. Можно вызвать машину скорой, но они не станут оказывать какую либо помощь или делать укол, пока не удостоверятся, что все документы в порядке. Мне приходилось не раз сталкиваться с подобными правилами. А чтобы попасть на приём к врачу, нужно записываться заранее, за месяц, а то и за два.
-Сейчас все аптеки закрыты. Ничего, я подожду до утра.
До утра Клер, обессиленная приступом спала, а я :Боже, как меня потрясла эта ночь! Клер больна, смертельно больна. Почему судьба так безжалостна к ней? Сначала отобрала любимого человека, а теперь медленно убивает жизнь в ней. Вчера Клер смеялась, а я и предположить не мог, какие тяжелые мысли мучают ее. Я содрогался от мысли, что живу с человеком, жизнь которого висит на волоске, в буквальном смысле. Утром Клер спокойно вернулась к разговору о болезни, сказав, что она смирилась с мыслью, что ей придется умереть. Для нее важно не то, как и когда это произойдет, а как к этому относиться.
-Я принимаю смерть, как истину и реальность, - сказала она, - не хочу мучить себя бесполезными сожалениями. Значит, так надо, чтобы это произошло именно со мной. Ты знаешь, мне часто снится мой парень и во сне он говорит, что ждет меня. Я не боюсь умереть.
Теперь я следил, чтобы у нее были таблетки, она их не прятала, держала на столике у кровати. Через две недели приступ повторился. Я был дома, сидел рядом, гладил по волосам Клер. Лицо ее было спокойное, но в сознание она не приходила. Зная о ее болезни, соседи сразу вызвали скорую помощь и полицию. Она умерла до их приезда, в чужой комнате, на чужой кровати. У нее были родные, но в этот момент рядом находился только я и я считал себя ее близким. Близким другом. Приехавшие полицейские стали опрашивать соседей. Я слышал мерзкий, писклявый голос Кристины, с неприятным акцентом, голосившей на весь дом:
-Да, они жили вместе, но очень плохо! Все время ссорились! Клер жаловалась мне на издевательства!
-Чудовищная ложь, чудовищная ложь, - одна холодная мысль была в моей пылающей голове.
-Вам придется пойти с нами, молодой человек.- Полицейский коснулся моей руки. Он был в аккуратной униформе, ладно облегавшей крепкую фигуру и пахнувшей каким-то незнакомым строгим запахом. Может быть, у них есть специальный полицейский одеколон для использования в служебное время?- почему-то подумал я вполне серьезно. - Не может же полицейский на вызове благоухать туалетной водой от Армани. И ещё я с ужасом подумал, что полицейские выяснят, что я нелегал, и тогда моей одиссее придёт конец.
Я поднялся, машинально оглядываясь в поисках куртки, оказавшейся на стуле, поверх сумочки Клер.
-Мы должны выяснить все обстоятельства смерти девушки,- повторил полицейский,- пройдемте, пожалуйста.
Я не оправдывался, предчувствовал услышать эти слова. Покорно пошел впереди.